Author Archives: danifo

Оценки запасов углерода лесов России в 2001–2021 гг. были сделаны на основе спутниковых данных дистанционного зондирования, выборочных наземных наблюдений и моделей.

Date: 06.02.2023 | danifo | Новости науки | Комментарии к записи Оценки запасов углерода лесов России в 2001–2021 гг. были сделаны на основе спутниковых данных дистанционного зондирования, выборочных наземных наблюдений и моделей. отключены
Поделиться:

По итогам исследований, запас углерода в биомассе лесов в 2021 году составил 55,8 миллиарда тонн. Доля запаса углерода в фитомассе деревьев составила 73,7 %, в фитомассе живого напочвенного покрова — 11,3 % и в мортмассе (отмершем веществе) — 14,9 %.

Кроме этого, анализируя временной ряд данных о запасах углерода лесов, исследователи установили, что его величина за 2020–2021 годы выросла на 7,8 %, а средняя скорость нарастания составила 210,5 миллиона тонн в год.

В ходе работ также была получена карта, с помощью которой можно выделить территории с положительной и отрицательной динамикой углерода в лесах. Снижение запасов углерода преимущественно связано с деструктивными факторами: рубками, пожарами и другими явлениями.

Среднегодовое изменение запаса углерода в лесах России, 2001–2021 гг.

Исследования проводились при поддержке гранта РНФ № 19-77-30015 («Космическая научная обсерватория углерода лесов России»), а также в рамках государственного задания, направленного на выполнение Распоряжения Правительства РФ от 2 сентября 2022 года № 25-15р в целях реализации важнейшего инновационного проекта государственного значения, направленного на создание единой национальной системы мониторинга климатически активных веществ.

***

Проект № 19-77-30015 «Разработка методов и технологии комплексного использования данных дистанционного зондирования Земли из космоса для развития системы национального мониторинга бюджета углерода лесов России в условиях глобальных изменений климата» был поддержан Российским научным фондом (РНФ) в рамках мероприятия «Проведение исследований научными лабораториями мирового уровня» по конкурсу 2019 года (в рамках Президентской программы исследовательских проектов, реализуемых ведущими учеными, в том числе молодыми учеными) и завершен в 2022 году.

Источник: РАН

view all

2 февраля пройдут чтения памяти академика В.Е. Соколова

Date: 02.02.2023 | danifo | Новости науки | Комментарии к записи 2 февраля пройдут чтения памяти академика В.Е. Соколова отключены
Поделиться:

1 февраля исполняется 95 лет со дня рождения выдающегося ученого-биолога, академика РАН Соколова Владимира Евгеньевича. В Институте проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН пройдут чтения памяти академика.

Чтения памяти академика В. Е. Соколова.

ПРОГРАММА

  1. академик Д. С. Павлов
    Вступительное слово
  2. д. б. н. М. В. Холодова
    Генетическая устойчивость Оленьих России к прионной болезни хронического изнурения копытных
  3. к. б. н. В. В. Мамкин
    Межгодовая динамика экосистемного обмена СО2 южно-таёжных ельников на торфяных и минеральных почвах
  4. к. б. н. Г. С. Алексеева
    Между Россией и Монголией: многолетний мониторинг группировок монгольского дзерена (Procarpa gutturosa)
  5. Награждение лауреатов премии имени академика В. Е. Соколова за 2022 г.

https://sev-in.ru/node/3026

view all

Круглый стол к Дню науки

Date: 23.01.2023 | danifo | Новости института | Комментарии к записи Круглый стол к Дню науки отключены
Поделиться:

8 февраля 2023 г. в Институте экологии горных территорий им. А. К. Темботова РАН проводится круглый стол «Основные научные и научно-практические достижения ИЭГТ РАН в 2022 году».

На круглом столе, посвященном Дню науки, будут заслушаны доклады сотрудников Института о результатах фундаментальных исследований экосистем и их компонентов Кавказа как модельной горной страны, полученных в 2022 году.

view all

В мире талантов и увлечений

Date: 13.01.2023 | danifo | Новости института | Комментарии к записи В мире талантов и увлечений отключены
Поделиться:

В детской академии творчества «Солнечный город» (государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Министерства просвещения, науки и по делам молодежи КБР) для участников учебно-тренировочных сборов по подготовке к региональному этапу Всероссийской олимпиады школьников ежедневно организованы встречи с интересными людьми «В мире талантов и увлечений».

view all

Он всегда будет в нашей памяти…

Date: 13.12.2022 | danifo | Новости института | Комментарии к записи Он всегда будет в нашей памяти… отключены
Поделиться:

Осенью 2022 года ушел из жизни Маландзия Виктор Ильич. Большая потеря, горечь от утраты, свежая боль… 10.12.2022 Виктору Ильичу исполнилось бы 64 года.

С Виктором Ильичом мы познакомились в 1998 году, когда он приехал в Нальчик поработать с коллекцией птиц Института экологии горных территорий.

Позже, летом 1999 года мы с коллегами приехали в Абхазию для проведения комплексной экспедиции. С разрешения родителей Аиды, жены Виктора, нас поселили в их трехкомнатной квартире в центре Сухума. В тяжелые 90-е годы это для нас было большим подарком.

А в 2000 г. усилиями абхазских коллег Тарбы Зары Мектатовны, Маландзия Виктора Ильича и Дбара Романа Саидовича по инициативе директора ИЭГТ Темботова Асланби Казиевича был создан экологический стационар Апсны ИЭГТ. С этого момента совместная работа с абхазскими коллегами стала проходить на регулярной основе. Это как сбор материала, совместные публикации, так и проведение конференций.

До сих пор помню все сложности, с которыми мы втроем Виктор Ильич, Кононенко Екатерина Павловна и я столкнулись несколько лет собирая коллекцию полного скелета шакала в с. Тамыш. Нам сильно в этом помог родственник Виктора – Шота. Он отлавливал шакалов и прикапывал их на своем огороде, после чего на следующий год мы втроем собирали их останки. Коллекция получилась уникальная.

Виктор Ильич был прекрасным и хорошо известным на Кавказе специалистом-орнитологом и полевиком. Он не один раз приезжал в Кабардино-Балкарию для изучения птиц Центрального Кавказа. Провел ревизию коллекции птиц Института экологии горных территорий. До последнего дня был научным сотрудником ИЭГТ РАН.

Он был прекрасным человеком, глубоко порядочным, добрым, внимательным и хлебосольным. Виктор и Аида каждый год приглашали нас к себе домой, где мы приятно проводили время в кругу семьи.

Он всегда будет в нашей памяти.
Говорю не только от своего лица, но и от имени сотрудников Института.

Член-корреспондент РАН
директор ИЭГТ РАН Темботова Ф.А.

 

Аида Маландзия, Фатимат Темботова (кабинет Маландзия В.И., Сухум, 2021)

 

Гварамия А.А. (ректор АГУ), Маландзия В.И., Темботова Ф.А. (Сухум, 2021)

view all

Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса

Date: 22.11.2022 | danifo | Новости института | Комментарии к записи Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса отключены
Поделиться:

С 14 по 18 ноября в Институте космических исследований РАН прошла двадцатая международная конференция «СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДИСТАНЦИОННОГО ЗОНДИРОВАНИЯ ЗЕМЛИ ИЗ КОСМОСА (Физические основы, методы и технологии мониторинга окружающей среды, потенциально опасных явлений и объектов)». Для участия в конференции поступило более было подано более 500 тезисов. В рамках конференции в очной и онлайн форме представлено около 300 устных и стендовых доклада. В рамках конференции прошли 9 секций: 1. методы и алгоритмы обработки спутниковых данных, 2. технологии и методы использования спутниковых данных в системах мониторинга, 3. вопросы создания и использования приборов и систем для спутникового мониторинга состояния окружающей среды, 4. дистанционные методы исследования атмосферных и климатических процессов, 5. дистанционные исследования поверхности океана и ледяных покровов, 6. дистанционное зондирование планет Солнечной системы, 7. дистанционные методы в геологии и геофизике, 8. дистанционное зондирование растительных и почвенных покровов, 9. дистанционное зондирование ионосферы.

В работе конференции принял участие старший научный сотрудник лаборатории почвенно-экологических исследований ИЭГТ РАН Темботов Р.Х. и выступил с докладом «Картирование биологических свойств горных черноземов Центрального Кавказа с применением данных ДЗЗ и ГИС-технологий» на секции дистанционное зондирование растительных и почвенных покровов.

view all

Директор Института географии РАН Ольга Соломина: «Земля – не менее тёмная материя!»

Date: 18.11.2022 | danifo | Новости Минобрнауки и РАН | Комментарии к записи Директор Института географии РАН Ольга Соломина: «Земля – не менее тёмная материя!» отключены
Поделиться:

За два часа встречи с директором Института географии РАН Ольгой Соломиной удалось обсудить будущее планеты, ледники Кавказа, раскол Антарктиды, рецепты каши, образ жизни географа и Грету Тунберг. А ещё – посмотреть солнечное затмение и посетить мегагрантовую лабораторию.

Центр Москвы. В трёх минутах ходьбы – Третьяковская галерея. Бывший купеческий особняк, построенный в 60-х годах XVIII века. Небольшой кабинет с отделкой советских времён. На столе разложены книги: «Вода и человек», «Вопросы географии», «Каталог ледников России», какие-то научные отчёты.

У хозяйки кабинета Ольги Соломиной длинный список регалий и достижений. Она директор Института географии РАН, доктор географических наук, член-корреспондент РАН, научный руководитель факультета географии и геоинформационных технологий НИУ ВШЭ, председатель Национального комитета РАН «Будущее Земли» и так далее.

А ещё она немножко нобелевский лауреат. Ольга Соломина входила в Межправительственную группу экспертов по изменению климата (IPCC), которой в 2007 году присудили Нобелевскую премию мира. (Формулировка Нобелевского комитета была такой: «За усилия по накоплению и распространению более широких знаний об антропогенном изменении климата и созданию основ для мер, необходимых для противодействия такому изменению»).

Слова «директор», «лауреат», «председатель» не очень вяжутся с энергичной блондинкой в вязаной кофте. Она больше напоминает взрослого ребёнка, которому всё вокруг любопытно, во всём хочется разобраться. Интересуюсь:
– Скажите, как человек, занимающийся географией, смотрит на мир? Этот взгляд как-то отличается от взгляда негеографа?
– Думаю, что отличается. По крайней мере, у меня такая профессиональная деформация есть. Я, например, не могу пройти спокойно мимо ямы – там же разрез! Старые деревья, старые дома – это же образцы. Озеро, болото – бурить немедленно! Террасы в горах – искусственные или антропогенные? Что на них сажали? Раскопать и под микроскоп! И хочется всё увязать в единую картину.

География как отложенный выбор

Беседу начинаю с личного. Когда-то я преподавал географию в старшей школе. Было непросто. Это у детей помладше увлекательные темы: моря, горы, Великие географические открытия. А у моих девятиклассников было что-то занудное про машиностроительный комплекс и экономическое районирование. Да и главного стимула – перспективы сдачи ЕГЭ – не было: это экзамен по выбору, и желающих обычно мало (Из 737 тысячи человек в 2022 году ЕГЭ по обществознанию сдавали 333 тысячи, по биологии – 143 тысячи, по информатике – 129 тысяч, по физике – 124 тысячи, по истории – 117 тысяч, по английскому языку – 109 тысяч, по химии – 95 тысяч, по литературе – 62 тысячи, по географии – 22 тысячи. – Прим. ред.) Чтобы мотивировать старшеклассников, приходилось совершать чудеса креатива.

– Хорошо вас понимаю, – сочувственно улыбается Ольга Соломина. – Правда, сейчас ситуация чуть-чуть изменилась. ЕГЭ по географии стали требовать на экономических факультетах, на урбанистике.

– Я бы и на факультетах журналистики так сделал. Жаль, никто не даст.

– Да уж. И всё равно пока сдают мало. Нужен какой-то временной лаг, чтобы люди осознали: изучать географию выгодно. Базовое географическое образование в вузе – это вообще хороший выбор.

– Почему?

– Потому что это в некотором смысле отложенный выбор. В 11-м классе многие вообще не понимают, чего хотят, что любят. А географическое образование на первых двух курсах даёт весь диапазон возможностей. С одной стороны физическая география, гидрология, океанология, гляциология, с другой – статистика и математика, с третьей – экономика, социология, антропология, с четвёртой – дистанционное зондирование, картография, работа с большими данными. То есть человек, поступившей на географический факультет, за первые два года получает представление об очень разных дисциплинах. И дальше уже может понять, в каком формате ему хочется жить и работать.

– Хорошая формулировка – «в каком формате хочется жить»…

– Однажды я слышала, как папа наставлял свою дочку: «Ты выбирай не профессию, а образ жизни». Это первый выбор, который должен сделать человек. Он хочет всегда сидеть в офисе перед компьютером либо наоборот – хочет путешествовать?

– Современная география – насколько она про образ жизни?

– Она про разные образы жизни. Вы можете быть полевым работником и совершать подвиги в горах, а можете работать в лаборатории. А можете делать всё это вместе, и это одно из главных достоинств нашей специальности.

– Географы прошлого у многих ассоциируются преимущественно с приключениями, путешествиями, риском. Насколько это применимо к сегодняшней науке?

– Обязательно! Современная география – это и приключение, и путешествие, и риск. Современные люди так редко оказываются лицом к лицу с природой, когда нужно всем себя обеспечивать… Я недавно читала книгу Александра Гениса «Кожа времени» – там есть эссе об исчезновении ночи. Однажды в нью-йоркском квартале, где он жил, погасло электричество. Люди увидели полную темноту, с которой многие из них никогда не сталкивались. Для них это было удивительно. Я понимаю это чувство городского человека, когда он оказывается один на один с природой. Нужно пить воду из реки, готовить еду на костре или газовой горелке.

 

Интересно, весело и опасно

– Много ли в научной географии полевой романтики и приключений? Вот лично по вашему опыту? Для вас вообще это важно?

– Да, по-моему, в географии это главное! Это интересно, весело и опасно. До сих пор в экспедиции много езжу, для меня это важнейшая часть жизни. Я в географию попала именно благодаря желанию работать в поле. По основной специальности я вовсе не географ.

– А кто же?

– Историк, окончила вечернее отделение истфака МГУ. Там была очень прогрессивная кафедра источниковедения, они даже математические модели начинали строить. А первая моя курсовая работа была про «Государство» Платона. Меня интересовал социальный аспект жизни, идеальное общество – до сих пор немножко этим болею. Но потом стало понятно, что в Советском Союзе с идеальным государством не очень получается и вообще историческая наука в сложном положении.

– И как вы попали в географию?

– Я училась тогда на втором курсе. Моя однокурсница была замужем за гляциологом. Как-то она сказала, что ему в экспедицию требуется повариха. И я сразу ответила: «О! Это буду я». Экспедиция изучала ледники в районе Безенги – это Кавказ, Кабардино-Балкария. Кстати, в прошлом году я снова ездила туда со студентами, было очень приятно.

– Вы хорошо готовили?

– Ничего я не умела!

– Как же вы справились?!

– Ну, если без изысков, то ничего сложного. К тому же в экспедиции была опытная женщина, которая меня научила. До сих пор пользуюсь всеми её рецептами, дальше я не продвинулась. У неё были фундаментальные вещи: «Как сварить суп», «Как сварить кашу», «Как сварить кисель».

– У вас есть фирменный рецепт каши?

– Имеется такой: залить воды на два пальца выше крупы. И всё. Ну ладно, есть ещё фирменный рецепт гречневой каши от камчатского коллеги. Он делает её по «пловной» технологии. Открываем тушёнку, собираем жир и растапливаем его на дне кастрюли. В нём жарим лук, сверху гречневую кашу – получается отлично! Правда, я тушёнку не люблю, поэтому для себя не делаю.

– Как вам пришлось в экспедиции? Всё-таки городской житель, а тут горы, палатки…

– Я с детства в походы ходила. Кажется, уже в шестом классе мы начали самостоятельно ездить. У нас была хорошая школьная компания, до сих пор дружим. Уже тогда понимала, что этот быт и тип человеческого общежития мне очень нравится. Это такое горизонтальное взаимодействие, когда все всем помогают, все друг друга любят. Очень тёплые отношения, в обычной жизни такое редко встречается.

– Но почему вы решили заниматься наукой? Можно же было просто в походы ходить, как это делали многие в советское время.

– Я помню, что была потрясена той первой экспедицией на Кавказ. Она была совершенно восхитительна! Тёплый сезон, мы стояли в березняке, где было полно малины, грибов – всё такое прекрасное, солнце светило…

А потом мне ещё за это заплатили рублей тридцать, точно не помню. Я поняла, что это как раз то, что надо. Приключение может быть работой, работа может быть приключением! И пошла работать сюда – в Институт географии, машинисткой. Тут, конечно, не столько в деньгах дело…

– А в чём?

– Экспедиция была посвящена климату прошлого и изучению ледников, я и сейчас этим занимаюсь. Нас было человек десять, и каждый делал что-то своё. Один, допустим, измерял ориентировку обломков в морене (морена – отложения горных пород, которые принёс ледник, – прим. ред.), второй изучал годичные кольца деревьев, третий смотрел лишайники, четвёртый копал разрезы… И когда ты сделал свою работу, идёшь помогать другому. А я, будучи поварихой, помогала всем, кому могла, и поучаствовала во всех видах деятельности. Это оказалось чрезвычайно увлекательным – пытаться реконструировать историю по разным косвенным признакам. Поначалу ты видишь просто кучу камней, а потом понимаешь, что когда-то здесь был фронт ледника, который принёс эту кучу. И уже представляешь, как ледник выглядел, как двигался, как останавливался, как текла река, как она прокладывала себе русло… Это показалось мне даже более интересным, чем человеческая история.

– Это похоже на детектив?

– Скорее на детективный сериал. Но не такой, где в конце каждой серии раскрывают преступление. Тут приходится довольно долго тянуть до развязки.

– Давайте про образ жизни. Вот вы, директор института, член-корреспондент РАН, участник всяких комитетов, программ, экспертных советов и комиссий…

– Этот образ жизни никому не пожелаю!

– При этом в экспедиции тоже ездите?

– Конечно! Но поскольку я директор института, мне без согласования ездить в экспедиции не положено – чтоб от административной работы не отвлекаться. Поэтому я делаю это во время отпуска. Вот сейчас надо ехать в Пермский край – буду брать за свой счёт, благо зарплата у меня неплохая, могу себе позволить.

– То есть вы берёте отпуск за свой счёт, чтобы поехать в научную экспедицию?

– Ну а что делать-то? Я не могу без этого. Если вы выбрали географию как свою жизнь, вы практически не различаете жизнь и работу. Знаете, в некоторых организациях на вахте записывают, когда человек пришёл на работу, когда ушёл. Для нас это было бы совершеннейшим идиотством, потому что мы просто живём в этом потоке, нам всё это ужасно интересно. Вот вы едете в поле, чтобы решить какую-то задачку….

– Разве интересно доктору наук и член-корреспонденту решать локальную научную задачку?

– О! Это как раз самое интересное.

– Как же глобальные проблемы, будущее планеты, климат?

– Конечно, надо держать в голове большую картину. Я вот занимаюсь колебаниями ледников за последние двенадцать тысяч лет. Вроде бы узкая тема, но она вписывается в общий контекст изменений климата. Однако чем масштабнее задача, тем больше в ней неопределённости. Вот, например…

Ольга не успевает договорить, потому что в кабинет врывается бородатый мужчина в очках.

– А чего это вы здесь сидите и на Солнце не смотрите?!

Это Аркадий Тишков, тоже член-корреспондент РАН, заслуженный деятель науки России, биогеограф и специалист в области охраны природы. А сидеть в кабинете мы не должны потому, что как раз в эти минуты в Москве можно было наблюдать солнечное затмение.

Выходим с Ольгой на улицу. Пытаемся разглядеть космическое явление поверх крыш особняков и куполов церквей. Вспоминаю, как в детстве смотрел на затмение сквозь закопчённое стекло. Без него увидеть что-то трудно. Ольга тоже не запаслась средствами наблюдения, но, сильно прищурившись, пытается что-то разглядеть. В ней очень много любопытства.

Сначала всё промокло. Потом замёрзло

Возвращаемся в институт.

– Слушайте, а давайте я вам нашу новую лабораторию покажу, которую мы на мегагрант сделали (Институт географии РАН получил в 2021 году мегагрант на создание Международной лаборатории палеоэкологических реконструкций. Главная задача – анализируя образцы древнего льда, узнать, каким был климат в минувшие столетия и тысячелетия. Это поможет понять наше климатическое будущее. В проекте участвуют российские и французские учёные. – Прим. ред.).

Спускаемся в подвал. Переобуваемся в специальные тапочки, чтобы не занести в лабораторию ничего лишнего. Заходим в белую комнату, уставленную новыми приборами. Нас встречает молодой человек в белом халате, аспирант Мстислав Воробьёв:

– Это жидкостный хроматограф, это изотопный анализатор воды, а это анализатор общего органического углерода…

– Камчатские образцы будете смотреть? – обращается к нему Ольга Соломина.

– Да, скоро начнём.

Эти образцы ледяного керна (цилиндрические образцы льда или горной породы, извлекаемый при бурении) учёные добыли во время недавней экспедиции на ледники Камчатки. Было непросто.

Ольга сочувственно поясняет:

– Пробурить планировали 250 метров, но из-за погоды получилось только 15. Из двух недель всего один день был, когда можно было работать. А всё остальное кошмар какой-то! Сначала жуткий дождь, всё промокло. Потом замёрзло. И всё время страшный ветер – палатки руками удерживали. Потом ещё начал заканчиваться газ, на котором еду готовили. А вертолёт в такую погоду не летает… Слава богу, случилось небольшое окно, когда экспедицию и забрали. Покидали в вертолёт то, что успели, – далеко не всё получилось забрать, часть оборудования там осталась. Мстислав, наверное, лучше расскажет: он там был.

Я смотрю на аспиранта Мстислава. Аккуратный такой, городской. Настраивает всякие хроматографы с анализаторами. А, оказывается, совсем недавно с ледника, где шквальный ветер, горы, ледяной ливень, и выбраться можно только на вертолёте, который не летает.

– Как это в вашей жизни совмещается?

– Гармонично. Я окончил химический факультет МГУ. Там у нас такого не было. Захотелось полевой работы, и я поступил в аспирантуру сюда, в Институт географии РАН. Что хотел, то и получил. В целом доволен.

– Не страшно было на Камчатке?

– У нас была команда, опытные люди, которые знали, что делать. Вот если бы я один был, тогда ощущения, думаю, были бы другие. Ну, или упал человек в трещину ледника – остаётся только час, чтобы не замёрзнуть, это явная угроза жизни. Но я, к счастью, не падал.

– Сложно от ледяного дождя вернуться к лабораторной жизни с тишиной и кондиционерами?

– Смена обстановки – это плюс.

– А где проще: в экспедиции или в городе?

– Мне пока проще в полевых условиях. Там меньше диапазон задач, они все очень конкретные, и мысли не разбегаются.

Ольга добавляет:

– Это действительно один из плюсов работы в поле: ни о чём не надо думать: идешь, несёшь, копаешь. Но давайте не будем мешать Мстиславу, продолжим разговор в кабинете.

Поднимаемся в кабинет Соломиной. В коридоре пахнет гречневой кашей.

– Географы тоже едят, – улыбается Ольга.

 

Другой уровень цивилизации

Перехожу к глобальным вопросам.

– Есть ли у географии свои представления об идеальном будущем планеты, существует ли географическая утопия?

– Большинство географов «экологически тревожные». Видя, как стремительно мы меняем поверхность Земли, её биоту, океан и атмосферу, они понимают, что мы на грани. Они видят глобальные масштабы этих изменений и, возможно, лучше других понимают, как ничтожны усилия, которые мы предпринимаем, чтобы не отравить и не уничтожить всё вокруг продуктами своей жизнедеятельности. Можно я снова Александра Гениса процитирую? Он пишет: «Вид сверху возвращает нас к физической карте от политической, и это шаг вперёд от имперского сознания к экологическому. Чтобы завершить этот путь, понадобился взгляд из космоса. С экстремальной точки зрения Земля предстаёт шаром и оказывается одной на всех. Тем обиднее, что, добравшись до этической вершины, многие отступили назад, рассуждая о мире в допотопных категориях штабной карты».

– Вы с ним согласны?

– Генис, конечно, мастер красного словца. Но в целом я с ним согласна. Когда понимаешь степень глобального загрязнения, воздействия на природу, то начинаешь думать уже не границами. Да, сам ты видишь локальные проблемы, но их можно перенести на планету в целом. Вот я была на Безенги в 1970-х годах. Сейчас с того места, где тогда был ледник, его уже почти не видно. И это всё на моём веку.

– Почему на Западе так популярна Грета Тунберг, которая говорит не про конкретный ледник или ближайшую свалку, а про планету вообще?

– Возможно, это связано с тем, что в благополучных странах многие базовые проблемы решены, сведена к минимуму бедность, дискриминация и прочее. Они уже понимают, что есть проблемы, которые нельзя решить силами одной отдельно взятой Швеции: там и так сделано всё, что можно. Они смотрят на ситуацию глобально. Для них Грета Тунберг естественна, там такая Грета каждая первая. Они пытаются свою шведскую идеологию, философию, психологию перенести в мозги жителей других регионов. Но для многих такое мышление нехарактерно – например, для российской глубинки.

– Получается, это такая болезнь сытости.

– Скажем так, это другой уровень цивилизации. Когда цивилизация достигает какого-то уровня, появляется искусство, ещё на несколько уровней поднялись – возникла экологическая тревожность. Впрочем, уместнее говорить «тревога», «тревожность» – это к психологам.

– Хорошо. Давайте теперь о науке. Многим кажется, что география кончилась. Карты нарисованы, высоты и глубины измерены. Вот у физиков длинный список нерешённых вопросов: тёмная материя, тёмная энергия, квантовая гравитация, суперсимметрия… А у географов все глобальные проблемы кончились, так ведь?

– Нет! Я возмущена, меня сейчас просто разорвёт от негодования. Земля – не менее тёмная материя! Мы не понимаем до конца, как функционирует наша планета, – прежде всего потому, что это огромный масштаб. Что-то можно проверить в пробирке или на уровне математических моделей. Но последствия многих событий в масштабе планеты ещё очень плохо предсказуемы. Что будет, если, допустим, изменится Гольфстрим? Или другой пример. Лет тридцать назад догадались, что ледники в западной части Антарктиды нестабильны и могут начать резко разрушаться. Предполагалось, что это может случиться к концу нынешнего тысячелетия. А вчера прочитала свежую работу, из которой следует, что разрушение шельфового ледника Твейтса в Западной Антарктиде может случиться уже через 15 лет. Чем не открытие?! Это ледник толщиной в несколько сотен метров, площадью до 1000 квадратных километров, на 50 километров выходит в Южный океан. Он служит как бы плотиной, которая замедляет сток в океан льда Западно-Антарктического ледникового щита.

– Что будет, если он отколется?

– Если ледник Твейтса разрушится, с большой вероятностью и остальная часть Западно-Антарктического ледникового щита попадёт в океан, и уровень моря поднимется больше чем на 3 метра, представляете? И это только один пример. Какую проблему ни возьми, всюду загадки. А мусорные острова? Они уже сейчас занимают сотни километров. Да и проблема глобального потепления остаётся одной из самых острых. И не только потому, что мы не можем убедить всех, что оно происходит. Меня тревожит, что мы учитываем не все факторы, когда строим наши климатические модели. Да, уже сегодня эти модели очень сложные, очень подробные: они описывают процессы в атмосфере, и океан, и биосферу, и криосферу… Но всё равно мне кажется, что есть другие важные факторы, которые влияют на климатические процессы и которые мы пока не принимаем в расчёт.

– Что бы вы добавили в модель, чтобы она стала окончательной?

– Ха! Если бы я это узнала, мне стоило бы дать Нобелевскую премию – и не мира, а какую-то настоящую.

Источник: РАН

view all

Утвержден «Белый список» научных журналов

Date: 17.11.2022 | danifo | Новости Минобрнауки и РАН | Комментарии к записи Утвержден «Белый список» научных журналов отключены
Поделиться:

Межведомственная рабочая группа Минобрнауки, в состав которой вошли представители Российской академии наук, Российского центра научной информации, крупнейших отечественных вузов и научных организаций, провела отбор и утвердила перечень авторитетных научных изданий («Белый список»). В него включены 30040 российских и международных научных журналов. Список опубликован на специальном информационном сайте РЦНИ.

«Белый список» — перечень научных журналов, который будет использоваться для оценки результативности научных организаций (коллективов) по формальным критериям. Как сообщил в своем телеграм-канале академик РАН Алексей Хохлов, в список попали журналы, которые по состоянию на середину года индексировались в Web of Science Core Collection, Scopus и Russian Science Citation Index.

Источник: РАН

view all

Результаты мониторинга выпущенных в Северной Осетии леопардов за три с половиной месяца

Date: 09.11.2022 | danifo | Новости института | Комментарии к записи Результаты мониторинга выпущенных в Северной Осетии леопардов за три с половиной месяца отключены
Поделиться:

С момента выпуска трёх леопардов в природу Осетии прошло чуть более трех месяцев. Научная группа непрерывно продолжает вести мониторинг выпущенных леопардов в Республике Северная Осетия-Алания. По мере накопления информации о леопардах работа полевой группы усложняется. Что мы можем на сегодняшний день сказать о характере поведения этих животных в природе? В первую очередь необходимо отметить, что все животные живы и практически полностью освоили пространство Турмонского лесного массива. Они регулярно охотятся и не голодают, сейчас для всех хищников очень ответственный период смены сезонов – осенний, нажировочный период. У животных происходит смена меха с летнего на новый пушистый зимний, идет интенсивный набор массы тела, наращивание жировой прослойки. Именно благодаря успешному нажировочному периоду хищники благополучно выживают в холодные зимы, их организм не требует увеличения частоты охот зимой, а, следовательно, животные могут позволить себе более энергосберегающий режим жизни в трудный для них холодный, и зачастую снежный период времени.

К настоящему моменту Лаура освоила участок площадью 262 кв. км, Хоста освоила участок площадью 1293 кв. км, Лео освоил участок 326 кв. км. Также можно отметить предпочтения в охотах и геоморфологические предпочтения леопардов при использовании пространства. Лаура предпочитает наиболее труднодоступные места Турмонского лесного массива – ущелья, обрывы, скальные участки, ступенчатые стенки и задает наиболее сложные задачи исследователям в полевых условиях. Лаура прекрасно освоила возможность охоты на диких копытных (косуль) в условиях летних лесных зарослей, однако не изнуряет себя трудными охотами и перемежает добычу косуль добычей некрупных жертв (барсуки, енотовидные собаки). Хоста предпочитает места с более простым рельефом как для охоты, так и для перемещений, однако не боится переходить серьезные реки и даже осмелилась благополучно пересечь трассу. В охоте она не любит рисковать и предпочитает некрупные виды жертв, которые нетрудно добыть: барсуки, енотовидные собаки, шакалы и др. Лео наиболее экономен в расходовании своих сил, не злоупотребляет походами в горы, предпочитает поляны, перелески и опушки. Разнообразие видов добытых животных не увеличилось с момента нашего последнего сообщения, изменилось их количество: каждый леопард к настоящему моменту добыл не менее 15 жертв.

С момента выпуска наибольший путь проделала Хоста – 503 км, Лаура прошла 397 км, но по очень сложному рельефу, Лео прошел 377 км.

За все три месяца после выпуска, несмотря на то, что все три леопарда держались в пределах одного и того же лесного массива – Турмонского, они ни разу не встретились (в одно время в одном месте). Однако они, безусловно, общаются опосредованно, например, Хоста неоднократно проверяла места охоты Лео. Также кошки периодически проверяют и места собственных охот: возможно, это им помогает настраиваться на успешность следующей охоты.

Мы проанализировали в какое время суток леопарды предпочитают охотиться. Данные, поступающие с ошейников, показали, что в конце лета и в начале осени леопарды преимущественно охотятся в сумеречное время суток, хотя каждый леопард имеет индивидуальный временной почерк. Лаура предпочитает охоту во время вечерних сумерек, тогда как Лео отдает предпочтение ночным часам и утренним сумеркам. Хоста охотится как вечером, так и утром. Никто из них за время наших наблюдений не охотился в дневное время. За прошедшее время была проведена плановая проверка фотоловушек в Турмонском лесном массиве. Благодаря установленным до выпуска леопардов фотоловушкам нам удалось зарегистрировать проход Хосты, что, безусловно, является дополнительным средством слежения за животными и позволяет оценивать их состояние по внешнему виду.

Также были отмечены виды копытных, являющиеся кормовой базой леопарда в лесном поясе Северной Осетии.

Программа по восстановлению переднеазиатского леопарда на Кавказе реализуется Минприроды России при участии Сочинского национального парка, Кавказского заповедника, Северо-Осетинского Заповедника, Национального парка «Алания»., Всемирного фонда дикой природы (WWF России), Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской академии наук (ИПЭЭ РАН), Института экологии горных территорий им. А.К. Темботова Российской академии наук (ИЭГТ РАН), Московского зоопарка, при содействии Международного союза охраны природы (МСОП) и Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов (ЕАЗА). Финансирование мониторинга переднеазиатского леопарда на Кавказе осуществляется при поддержке сторонников Всемирного фонда природы. В Северной Осетии финансовую поддержку программы восстановления популяции оказывает компания «РусГидро».

view all

Чтобы долго жить, нужно много думать. Интервью с вице-президентом РАН Михаилом Пирадовым

Date: 01.11.2022 | danifo | Новости науки | Комментарии к записи Чтобы долго жить, нужно много думать. Интервью с вице-президентом РАН Михаилом Пирадовым отключены
Поделиться:

Новый вице-президент РАН, директор ФГБНУ «Научный центр неврологии» Михаил Александрович Пирадов рассказал о роли РАН в вопросах здравоохранения, о ментальном здоровье и о том, почему среди ученых и актеров так много долгожителей.

― Вписать РАН в систему принятия государственных решений ― одна из главных задач, поставленных новым президентом академии перед научным сообществом. Как вы со своей стороны видите реализацию этой задачи?

― Вписать РАН в русло принятия государственных решений, безусловно, необходимо; ведь события, происходящие сейчас в мире, требуют от российских ученых правильного и четкого взаимодействия с нашим правительством. Согласно распределению обязанностей между вице-президентами, я буду курировать очень важный раздел ― медицину и физиологию. Значимость медицинской науки в деле сохранения и приумножения трудовых ресурсов и здоровья, думаю, для всех очевидна. Особенно остро она проявилась во время борьбы с пандемией COVID-19, когда благодаря вакцинам, созданным нашими учеными в максимально короткие сроки, удалось спасти множество жизней.

Как вы знаете, по профессии я невролог, и, конечно, мне бы очень хотелось, чтобы нейронауки в нашей стране развивались более интенсивно. Ведь мы — это наш мозг. Кстати, из всех статей в мире, посвященных медицине, две трети приходятся именно на нейронауки. Вопросы изучения возможностей нашего мозга, улучшения его производительности сегодня, в эпоху четвертой промышленной революции, бурного научно-технического прогресса, важны как никогда, поэтому одна из моих целей на посту вице-президента Российской академии наук ― развивать это направление. Если говорить о нынешних задачах РАН более глобально, то главные из них ― выпуск готовых инновационных продуктов, подготовка высококвалифицированных кадров, создание передовых технологий, необходимых для опережающего развития нашей страны в сложных международных условиях.

― Какие инновационные продукты имеются в виду?

― Я говорю о тех отраслях науки и направлениях народного хозяйства, которые подразумевают не только теоретические, но и практические выходы. Если брать, например, ту же медицину, то это различные диагностические панели, предполагающие раннюю, подчас доклиническую диагностику патологических состояний, создание высокоэффективных молекул и препаратов на их основе, высокотехнологичного медицинского оборудования и т.д. Будучи директором Научного центра неврологии, одного из крупных федеральных медицинских центров, я всегда ставлю перед своими сотрудниками одну задачу ― по возможности создать в результате проведенных исследований готовый продукт, что-то осязаемое и нужное.

― Что нужно в первую очередь для создания такого продукта? Технологии, теоретическая база, оборудование?

― Как известно, науку продвигают вперед две принципиальные вещи ― новые идеи и новые методы. С новыми глобальными идеями, кардинально меняющими научную парадигму, во всем мире непросто. Количество таких идей за последнее столетие можно буквально пересчитать по пальцам: открытие ДНК, открытие радиоактивности, сверхпроводимости, создание общей теории относительности и ряд других. Поэтому в науке основной акцент сделан на новые методы. Но создание новых методов напрямую зависит от наличия адекватного финансирования ― это не менее важно, чем глобальные передовые идеи.

― В одном из своих выступлений вы говорили о важности сохранения ментального здоровья. А из чего оно состоит, на ваш взгляд?

― Действительно, выступая год назад на Петербургском международном экономическом форуме, я поделился своими опасениями по поводу того, что цифровая жизнь и современный уровень комфорта приводят к тому, что люди не хотят напрягать свой мозг. Есть один известный недавний эксперимент, прекрасно иллюстрирующий эту тенденцию. Ученые из Норвегии провели исследование с участием более 30 тыс. жителей Европы и получили следующие результаты: уровень IQ у людей, родившихся с 1930 г. по 1980 г., оказался в среднем на 20 пунктов выше, чем у тех, кто родился после 1980 г. Спрашивается, почему? Потому что раньше люди читали книги, а сейчас они читают короткие посты в соцсетях или вообще смотрят одни секундные видео.

― Эта разница в объеме текста так принципиальна?

― Конечно! Когда вы читаете книгу, перед вами разворачиваются некие последовательные линии сюжета, действия главных героев во всей их полноте, вы подключаете свое воображение, представляете что-то, мысленно возвращаетесь к какому-то месту в тексте и переосмысливаете его и т.д. В этом процессе задействовано огромное количество нейронов, вырабатывается масса ассоциативных связей. В свою очередь, чтение коротких фраз или заметок в соцсетях приводит к тому, что полученная информация не осмысливается, а просто поглощается. Кроме того, эта разница в 20 пунктов, о которой я упомянул выше, может быть связана и с тем, что многие люди разучились или не хотят не только читать большие тексты, но и считать, делегировав этот процесс калькулятору. Как вы понимаете, в процессе счета тоже задействовано большое количество нейронов, а мы просто берем и отказываемся от такого полезного инструмента развития мозга! Очень модно сегодня ходить в тренажерные залы и прокачивать свои мышцы. Это, конечно, здорово, но не стоит забывать о том, что мозг тоже нуждается в постоянном тренинге.

― А разве тренажерный зал, среди прочих инструментов, не помогает это делать?

― Спорт, безусловно, влияет на мозг положительным образом, но я бы сказал, что он может выступать скорее как дополнение к интеллектуальной работе. Во время занятий любительским спортом умеренно усиливается кровообращение во всем теле, в том числе в мозге, к тканям поступает больше кислорода, а значит, нейронам легче взаимодействовать друг с другом.

Но мы не должны приносить наш интеллект в угоду здоровому образу жизни, иначе, как я и говорил на форуме, мы рискуем получить поколение физически здоровых людей, которые ничего собой не представляют в интеллектуальном плане.

Причем в настоящее время такая тенденция четко прослеживается во всем мире. Нагрузки на тело и на мозг надо распределять разумно.

― Что еще, кроме чтения книг, поможет сохранить ментальное здоровье на долгие годы?

― Мы начинаем стареть в среднем примерно с 25–30 лет. В организме любого человека генами заложена программа роста, после которой наступает постепенное увядание и старение, идет замедление метаболизма.  Этот процесс захватывает все клетки тела, включая нейроны.

Для улучшения ментального здоровья необходимо постоянно нагружать свой мозг различными задачами, например учить иностранные языки, какие-то большие тексты и т.д.

Неслучайно многие ученые и театральные актеры достаточно часто живут очень долго. Дело в том, что РНК нашей памяти тесно связана с долголетием, и если человек постоянно должен по роду профессии читать и анализировать большое количество информации, как, например, ученые, то это сказывается на его памяти самым положительным образом. То же самое относится и к театральным актерам, которые  вынуждены в течение многих лет постоянно запоминать большое количество текстов, а затем воспроизводить это все на сцене.

― Социальная активность, общение с людьми тоже помогают сохранить ментальное здоровье?

― Зависит от того, с какими людьми общаться.

Общение с интеллектуалами имеет не меньшее значение, чем чтение книг, написание каких-то текстов или же запоминание большого количества информации.

Не секрет, что люди, которым посчастливилось встретить на своем пути хорошего учителя и которые трудолюбивы по своей природе, имеют шансы добиться очень многого в этой жизни. Кроме того, мы знаем множество примеров из жизни известных ученых, которые, делясь знаниями и создавая научные школы, не только воспитали большое количество талантливых учеников, но и сами оставались активными до глубокой старости.

― Возвращаясь к деятельности РАН в сфере здравоохранения: какие направления нужно развивать в первую очередь? Какие заболевания самые распространенные в России на текущий момент?

― Согласно статистике, на первом месте по смертности населения ― сердечно-сосудистые заболевания (инфаркты миокарда, инсульты и др.): на них приходится около половины смертей в нашей стране. За ними идут онкологические заболевания. На третьем месте ― различные виды травм. Если же говорить не о смертности, а о частоте заболеваемости, то здесь уже на первый план выступают болезни органов дыхания: респираторные вирусные заболевания, пневмонии и т.д.

Несколько лет назад в нашей стране был принят и успешно реализован федеральный проект «Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями». Затем такой же федеральный проект сроком до 2024 г. был учрежден и в отношении онкологических заболеваний, на борьбу с которыми сегодня выделяются очень большие средства. Думаю, когда этот проект закончится, будет принят новый, связанный уже с травмами.

Проблемы демографии и трудовых ресурсов стоят очень остро не только в нашей стране, но и во всем мире, среди развитых стран. Идет неуклонное уменьшение популяции различных наций: в основном это касается ЕС и США. Одна из важных задач здравоохранения ― изменить эту тенденцию. Рождаемость в указанных регионах мира не такая высокая, как, скажем, в странах Африки, Азии или арабских странах: если там наблюдается бурный и неуклонный рост населения, то здесь все наоборот.

― Михаил Александрович, вы известный специалист по комам, более 30 лет отработавший в нейрореанимации. Расскажите, пожалуйста, напоследок о случаях из практики, которые вас удивили.

― Сильное впечатление на меня произвел случай с нашим пациентом 56 лет, страдавшим от синдрома Гийена — Барре, довольно редкого аутоиммунного заболевания, связанного с параличами всей поперечно-полосатой мускулатуры, включая диафрагму и межреберные мышцы. При тяжелых формах этого заболевания, как в случае с нашим пациентом, у человека нарушается возможность дышать самостоятельно и, как правило, требуется искусственная вентиляция легких. Жизненная емкость легких (ЖЕЛ) у мужчин в среднем составляет около 4 тыс. мл. На тот момент ЖЕЛ у нашего пациента была всего 900 мл, что было прямым показанием для перевода на ИВЛ.

Но наш пациент был капитаном первого ранга, человеком волевым, сильным и мотивированным, который категорически отказывался от проведения ИВЛ и говорил, что сможет дышать самостоятельно. И он каким-то образом дышал самостоятельно, хотя это казалось невозможным.

Спустя некоторое время на фоне проведения плазмаферезов состояние больного улучшилось и он был выписан из клиники.

Я всегда говорю, что реанимация ― это выбор между плохим и худшим. Работа в нейрореанимации действительно чрезвычайно сложна, поскольку очень часто больные находятся в сопорозном или коматозном обездвиженном состоянии, которое не позволяет им на что-то жаловаться. И быстро определить единственно возможные решения для спасения жизни ох как непросто. Но те впечатления и эмоции, с которыми ты сталкиваешься в процессе такой работы, дают силы продолжать делать ее дальше. Когда своими руками спасаешь человека от смерти, это остается в твоей памяти навсегда. К счастью, в моей практике таких случаев было много.

Источник: «Научная Россия» (https://scientificrussia.ru/)

view all